Легенды, предания

Материал из Олонхо Гипер Медиа
Перейти к: навигация, поиск
Заглавная страница > Фольклор > Легенды, предания

Источник: Энциклопедия Якутии т.I. Главный редактор Ф.Г. Софронов - М., 2000:. - С. 515-519. ISBN 5-901220-01-3 ООО "Якутская энциклопедия"; ISBN 5-901220-02-1 ООО "Энциклопедия Якутии-М".


Предания — жанр несказочной фольклорной прозы, рассказы о прошлом. В якутских преданиях можно выделить подгруппы: исторические предания и рассказы (исторический фольклор); легенды и рассказы, связанные с верованием; хосунный эпос.

Исторические предания и рассказы включают в себя: предания и рассказы о первопредках якутов Омоҕой (Омоҕой, Оноҕой, Омоҕон) Баайе и Эллэй Боотуре, об их переселении с юга на Лену; о неякутских племенах, обитавших на территории Якутии: кыргыс, хара саһыл, волосатые люди майаат, хоро и др.; рассказы о Тыгыне и родоначальниках центральных районов Якутии, о предках вилюйских, янских, колымских якутов; о присоединении Якутии к Русскому государству и о социальной жизни якутов XVIII — XX вв; циклы предания о Манчаары, силачах, бегунах, олонхосутах, ворах, разбойниках, и т. п.; предания о политических ссыльных, революционных событиях и гражданской войне и др. Большинство преданий, особенно раннего периода о первопредках и родоначальниках, распространены повсеместно, где живут якуты, многие предания и рассказы — локального характера, так, цикл преданий о старухе Ньүрбакаан и её потомках знают якуты Нюрбинского и Сунтарского районов, о Суоджаахе —верхоянские, о Өрөк—Чөрөкө — колымские якуты. Содержание преданий более раннего происхождения глубоко проникнуты мифологическими представлениями. Например, участие божеств айыы и духов-хозяев иччи в переселении первопредков Омоҕой Баая и Эллэй Боотура, чудесное рождение родоначальников, решающая роль при кровопролитных распрях божества Илбис, непреклонное исполнение рока, предназначенного божеством Чыныс Хааном. В позднейших преданиях по мере приближения к современному времени постепенно ослабляется влияние древнего мифологического сознания.

Легенды, отражающие верование, составляют рассказы о шаманах и их чудесных волшебствах, ясновидениях и силе лечебных действий, о духах-үөр и других сверхестественных существах. Большое распространение получили легенды о вознесении первого шамана Лабыҥха Сүүрүк, сына Эллэй Боотура, на небеса; о камлании шаманов Чаачыгыр Таас, Бэргэһэлээх и др. на сватовство родоначальников Кудангса Баай, Дьалаҕай Килээни к жителям Верхнего мира; о борьбе шаманов с холодом и духами болезней и эпидемии оспы. Широко известны легенды о том, как князец Бахсытского наслега, женщины из Алтанского и Бологурского наслегов Ботурусского улуса после насильственной смерти превратились в үөр — в злых духов, причиняющих бред и болезни людям, особенно родственникам. В народе их часто называют айыы, анньыы, грешник, грешница: Алтан айыыта, Болугур айыыта.

Особую группу составляют рассказы о хоһуунах, распространенные у северо-западных якутов. В отличие от преданий центральных районов герои — хоһууны по имени Үнткээбил, Үрэн, Чэмкэрэ, Чабычахаан Хоһуун и др. не связаны с каким-либо определенным родом или племенем. Они представляют собою эпические сказания с устоявшейся сюжетно-композиционной структурой о воинах-мстителях за гибель своего рода. Однако в народной памяти эти сказания бытуют как предания о старине.

Предания и рассказы являются важнейшим источником исследования истории, этнографии и культуры народа. Историки называют их устной летописью народа. Сопоставление с архивными материалами доказало, что народная память в устной передаче сохраняет важнейшие исторические события и имена действующих лиц.

Преданиям и рассказам присущи художественные особенности фольклорных произведений: вариативность, влияние народных мифологических представлений, фантастика, гиперболизация, идеализация, метафоричность и т.п.
Литература:
Серошевский В.Л. Якуты. СПб., 1896;
Ксенофонтов Г.В. Легенды и рассказы о шаманах у якутов, бурят и тунгусов. Иркутск, 1928;
Ксенофонтов Г.В. Ураангхай сахалар. Иркутск, 1937;
Ксенофонтов Г.В. Эллэйада. М., 1977;
Боло С.И. Прошлое якутов до прихода русских на Лену. М. Якутск, 1938;
Былыргы кэпсээннэр. (Старинные предания). Сост. Порядин А. и Афанасьев Д. Якутск, 1931;
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы. М.— Л., 1960;
Эргис Г.У. Очерки по якутскому фольклору. М., 1974;
Манчаары норуот номоҕор (Манчаары в преданиях народа). Сост. И.Г. Березкин. Якутск, 1972;
Березкин И.Г. Саха былыргы сэһэннэрэ уонна кэпсээннэрэ. Якутск, 1977;
Степанов Н.Т. Ньырбакаан удьуордара (Потомки Ньырбакаана). Якутск, 1991;
Федоров Г.Е., Егоров Н.Ф. Сэргэ төрдугэр сэсэн (Сказы у коновязи). Якутск, 1991.

Алтан Айыыта — грозный үөр, в которого превратилась после смерти женщина по имени Агафья из Хаптагайского наслега Восточно— Кангаласского улуса, жившая в первой половине XIX в. и вышедшая замуж за сына богача Алтанского наслега Мегинского улуса. Ее отец, богач по имени Хаччылаах Хайааны, при выходе замуж своей единственной дочери снарядил чрезмерно богатый и роскошный свадебный поезд, чем вызвал сэт, т.е. грех, влекущий за собой наказание и кару. Невестка алтанцев сходит с ума, болеет около пятнадцати лет мучительной тяжелой болезнью и кончает жизнь самоубийством. Үөр Алтан Айыыта почитается до сих пор.
Литература: Сивцев Д.К. Саха фольклора (Якутский фольклор). Якутск, 1970;
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы якутов. Ч. 2. М.— Л., 1960.

Бахсы Тойоно — знаменитый үөр, в которого превратился после смерти князец Бахсытского наслега Ботурусского улуса по имени Дьэллээни или Дюллэмэй, живший в XVIII в. Князец был человеком крутого нрава и притеснял своих сородичей и жителей соседних наслегов. Один из обиженных призвал духа давно умершего шамана — своего предка и молил его мстить и карать князца. Мольба была услышана, и князец был жестоко покаран: умер он после девятилетнего сумашедствия, потеряв всякий человеческий облик, а после смерти превратился в грозного үөрэ и приносил болезни и бедствия своим родственникам и близким. Люди со страхом относятся до сих пор к его памяти, не называют его настоящего имени. При заклинаниях шаманы почтительно его назвали тойон — господин.
Литература:
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы якутов. Ч. 2. М.— Л., 1960;
Сивцев Д. К. Саха фольклора ( Якутский фолыслор). Якутск, 1970.

Болугур Айыыта — знаменитая үөр, в которую превратилась после смерти дочь Омуоруйа или Тумарча Нестора, упоминаемого в исторических письменных актах середины ХVIII в. под именем Нестора Пугарчина, князца и богача Бологурского наслега Ботурусского улуса. Ее родной брат Суоллар Кыраһын и дядя по матери кузнец Кыпчытыын были известными шаманами. Сама она росла в неге и роскоши, играла в недетские игры. Выдали её замуж по сговору родителей за глупого и некрасивого сына родовитого князца Аччаҕар — Хатылинского наслега, который с первого взгляда стал ей ненавистен и пошли в жизни её нелады. Она чудесным образом избегала мужа, становилась невидимкой, превращалась в различных зверей, режущие предметы. Два раза попыталась повеситься, но спасали ее. Это удалось в третий раз — в 1815 г. После смерти её үөр, появляющаяся якобы на людях в живом облике, стала почитаемой. В 1930-х гг. её могилу вскрыли, и её прах со всеми погребальными принадлежностями находится в фондах Якутского гос. музея им. Е.М. Ярославского.
Литература:
Боло С.И. Прошлое якутов до прихода русских на Лену. М.— Якутск, 1938;
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы якутов. Ч. 2. М.—Л., 1960;
Сивцев Д.К. Саха фольклора. Якутск, 1970.


Быркына Боотур (якут. Быркыҥаа Боотур) — персонаж исторических преданий, старший сын старухи Ньырбакаан, сводный брат Тыгын Тойона. По преданиям Быркыҥаа Боотур и его братья Тойук Булгудах и Босхоҥ Бзлгэтии, поссорившись с Тыгыном, бежали по совету матери на Вилюй, страшась мести старшего брата. Трое братьев считаются прародителями нюрбинских и сунтарских якутов.
Литература:
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы якутов. М.—Л., 1960;
Ксенофонтов Г.В. Эллэйада. М, 1977;
Степанов Н.Т. Ньырбакаан удьуордара. (Потомки Ньырбакаан). Якутск, 1991.

Бэйбэрикээн Эмээхсин — персонаж сказки. Образ доброй одинокой старухи, превратившейся в счастливую мать чудесной девушки-красавицы, выросшей из полевого цветка.
Литература:
Д.К. Сивцев. Саха фольклора. Якутскай, 1970;
Г.У. Эргис. Очерки по якутскому фольклору. М., 1974.

Бэрт Хара — персонаж исторических преданий, современник Тыгын Тойона. Жил в местности Кыыс Хаҥа, недалеко от озера Мүрү (Усть-Алданского района). Сын бедной старухи, охотник и рыбак. В преданиях его образу придаются мифолого-эпические черты богатыря. Своей могучей силой, меткостью в стрельбе и быстроте бегуна заслужил уважение Тыгын Тойона и стал его зятем. Он считается прародителем людей Бэрт-Усовских наслегов Борогонского улуса (ныне Усть-Алданский улус).
Литература:
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы якутов. Ч. 1, М.—Л., 1960;
Сивцев Д.К. Саха фольклора. Якутск, 1970;
Ксенофонтов Г.В. Эллэйада. М, 1977.

Додор Кулуба — персонаж исторических преданий, якутское имя крещенного Михаила Кардашевского, богача Нахарского наслега Кангаласского улуса, жившего во второй половине XVII в.— первой четверти XIX в. Известен своим самодурством, причудами и развращенными грязными развлечениями. В народной памяти остались рассказы и о других самодурах — родоначальниках и богачах, например, о Кутуйах Баайе из Ботурусского, о Собарте из Верхоянского, Джалаҕай Киилээне из Мархинского улусов. В этих преданиях общие мотивы — как-то: желание породниться с небесными жителями, призыв «даровых работников» с Верхнего мира, жажда иметь саморежущий нож, — создают тип возгордившегося своей властью над людьми тирана, забывающего границы нравственности и морали. В эпилоге преданий их всех постигает кара. Образам этих самодуров противостоит фигура самоотверженного родоначальника Кудаҥса, все действия которого направлены на благополучие сородичей.
Литература:
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы якутов. М.— Л., 1960;
Сивцев Д.К. Саха фольклора. Якутск, 1970.

Кудангса (якут. Кудаҥса) — персонаж исторических преданий, родоначальник из долины р. Таатта, живший еще до прихода русских на Лену. В преданиях его образ противопоставляется образам родоначальников-самодуров типа Додор. Он также, как и Додор, заставляет камлать знаменитого шамана, желает породниться с небожителями и иметь саморежүщий нож. Но в отличие от самодурства Додора, все действия Кудаҥсы направлены на заботы о благополучии людей: шамана заставляет камлать, чтобы спасти людей от наступивших лютых морозов; желает породниться с злым небожителем, чтобы отвести болезни и мор, посылаемые людям с небес; а приобретение саморежущего ножа должен облегчить людям труд.

На основе народных преданий П.А. Ойунский написал повесть «Великий Кудаҥса».
Литература:
Ойунский П.А. Айымньылар (Сочинения). Т.2, Якутск, 1958;
Семенов В.А. Фольклорные мотивы и сюжеты в творчестве П.А. Ойунского. Якутск, 1966;
Семенов В.А. Творчество П.А. Ойунского и становление социалистического реализма в якутской советскойлитературе. Новосибирск, 1980;
Петров В.Т. Взаимодействие традиций в младописьменных литературах. Новосибирск, 1987.

Маяты (якут. Майааттар) — легендарное племя, кочевавшее по рекам Оленек, Анабар и вокруг оз. Есей. По преданиям, племя маяты погибло. Это были люди необузданного, дерзкого нрава, жестоко относившиеся к природе, без надобности истреблявшие растительный и животный мир, издевавшиеся над ранеными и пойманными дикими оленями. И природа мстила им. Маяты погибли от голода, часть их утонула в оз. Есей. В этих преданиях отражается взгляд древних людей на необходимость охраны природы и бережного отношения к её богатствам.
Литература:
Долгах Б.О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в. М., 1960;
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы якутов. Ч.2. М.— Л., 1960.

Ньырбакаан — персонаж исторических преданий, прародительница якутов Нюрбинского и Сунтарского улусов. Известна также под именами Дьаархан или Дьаардаах. Дьаархан более древнее имя. Я.И. Линденау в XVIII в. записал предание о том, что Дьаархан женское имя, от которой произошел род Дьаархан, когда еще якуты жили в Прибайкалье и по верховьям Лены. Дьаардах, видимо, фольклорная интерпретация имени Дьаархан. Но более популярное имя — Ньырбакаан. По преданиям, она, девушка из племени тумат, спасаясь от истребительной войны, бежала на Лену со своей родины, находившейся по р.Вилюй на современной Нюрбинской долине. Беженка стала одной из жён - коровниц Мунньана, отца Тыгын Тойона и родила трех сыновей. Старший сын Быркыҥаа Боотур был силачом и воином, средний - Тойук Булгудах обладал даром певца, младший - Босхоҥ Бэлгэтии вырос расслабленным калекой. После смерти мужа Ньырбакаан и её сыновья терпели всякий гнет и тиранство Тыгына. Зная мстительный характер Тыгын Тойона, Ньырбакаан советует сыновьям тайно бежать на Вилюй и обосноваться на её родине. Во время сражения с отрядом Тыгына, который догнал беженцев, расслабленный Босхоҥ Бэлгэтии вдруг приобрел богатырскую силу, вырвал лиственницу с корнями и пошел на преследователей. Тыгын и его воины в страхе отступили.

Сыновья Ньырбакаан считаются прародителями многих родов бывших Мархинского, Нюрбинского, Сунтарского и Хочинского улусов Вилюйского округа.
Литература:
Ксенофонтов Г. В. Ураанхай сахалар. Иркутск, 1937;
Ксенофонтов Г.В. Эллэйада. М., 1977;
Эргис Г. У. Исторические предания и рассказы якутов. М.— Л., 1960;
Степанов Н. Т. Ньырбакаан удьуордара (Потомки Ньырбакаана). Якутск, 1991.

Омогой Бай (якут. Омоҕой Баай) — по преданиям первопредок якутов. Варианты имени: Оноҕой, Онохой, Номоҕон. Постоянно прибавляется эпитет Баай в значении патриарх, почтенный глава семейства, рода. Образ Омоҕой Баай переселившегося с юга на Лену, обратил на себя внимание путешественников и ученых с самого раннего периода сбора сведений о якутах и послужил первоосновой гипотезы о южном происхождении якутского этноса. Омоҕой Баай по многим преданиям выходец из монголов или бурятов. Я.И. Линденау в 40-х годах XVIII в. записал предание о том, что Омоҕой Баай и Эллэй Боотур переселились с юга в Прибайкалье, жили и умерли на верховьях р. Лены, а на среднюю Лену якуты прибыли под предводительством их потомка Баджея. В преданиях, записанных со второй половины XIX в. этот мотив отсутствует, а преобладает мотив переезда Омоҕой Баай с юга на Среднюю Лену. По одним вариантам Омоҕой Баай совершил переезд со всем семейством, состоящим из двух дочерей, сына, жены и сородичей-работников и со скотом, по богатым травостоем руслам речек, впадающих в р.Вилюй, а с устья Вилюя на долину Туймаада, где ныне стоит г. Якутск. По другим вариантам, Омоҕой Баай и его люди прибыли на долину Туймаада без скота на плотах по Лене, а скотом их одарили божества и духи-хозяева великой Туймаады. Есть вариант, по которому прибывший с юга Омоҕой Баай женится на ранее поселившейся на Туймааде женщине — воине из племени урааҥхай. Во всех вариантах образ Омоҕой Баай противоставлен образу Эллэй Боотура, культурного героя и новатора. Омоҕой Баай — воплощение консерватора, придерживающегося косных патриархальных традиций. Символично то, что он умирает во время призывания — алгыса божеств во время ыһыаха, устроенного впервые Эллэем, как старый патриарх, носитель ранних традиций, не могущий согласиться с новыми порядками и поклоняться новым божествам, почитаемым Эллэем. Со смертью Омоҕой Бая уходит старое время и старый уклад жизни, наступает новое эллэевское время.
Литература:
Боло С.И. Прошлое якутов до прихода русских на Лену. М.— Якутск, 1938;
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы якутов. М.— Л., 1960;
Эргис Г.У. Очерки по якутскому фольклору. М., 1974;
Ксенофонтов Г.В. Эллэйада. М., 1977.

Омоллоон (Омолдоон) — персонаж исторических преданий, имя родоначальников ботурусских и нюрбинских якутов.

Сын родоначальника Бологурского наслега Ботурусского улуса. По преданиям, с юных лет отличался строптивостью, мстительным воинствующим нравом. По сговору с невесткой, ставшей его любовницей, он убил своего старшего брата, мужа этой женщины. Раскаявшись в содеянном, расправился и с виновницей кровопролития. Омоллоон вел междуусобную войну с кан-галасцами и таттинцами. Встретив русских, он добровольно дал дань пушниной, за что был назначен князцем в своей волости. В конце жизни сошел с ума и повесился. Так настигла его кара за совершенные им в жизни кровавые дела. В исторических актах встречается имя Омоллоона. В книгах ясачного сбора 1637/38 — 1638/39 гг. он записан как сын князца Гулекана, в книге 1640/41 г.: «Балагурской волости князец Омолдон». Его имя значится также в челобитной 1664/65 г. якутских родоначальников разных волостей царю Алексею Михайловичу.

Омолдоном звался и предок нюрбинских омолдонцев, сын (внук, правнук) Быркыҥаа Боотура. Он также человек строптивого и воинственного характера, вел борьбу со своими братьями и соседями.
Литература:
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы якутов. М.— Л, 1960;
Материалы по истории Якутии XVII века (Документы ясачного сбора). М., 1970;
Кулаковский А.Е. Научные труды. Якутск, 1979;
Степанов Н.Т. Ньырбакаан ыччаттара (Потомки Ньырбакаана). Якутск, 1991.

Таркаайы — персонаж исторических преданий. Внук (правнук) прародительницы нюрбинцев и сунтарцев старухи Ньырбакаан. Родоначальник якутов Жарханского и Таркаинского наслегов, старший брат нюрбинского Омолодона. В преданиях о Таркаайы и Омолдоне отражены мифологические мотивы о взаимоотношениях братьев.
Литература:
Степанов Н.Т. Ньырбакаан удьуордара. Якут-скай, 1991.

Улуу Хоро — один из легендарных предков якутов, родоначальник хоринских родов и наслегов. Прибыл на Среднюю Лену позднее Омогой Бая и Эллэй Ботура. По одним преданиям с многочисленными сородичами, по другим — один верхом на быстроногом быке. Говорил на чужом хоринском языке.
Литература:
Исторические предания и рассказы якутов. М.— Л., 1960.

Улуу Хоро — по преданиям, записанным Я.И. Линденау в XVIII в., прародительница рода кангаласцев — самого могущественного и многочисленного рода якутов, во главе которого в XVII в. стоял Тыгын.
Литература:
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы якутов. М.— Л., 1960;
Линденау Я.И. Описание народов Сибири (первая половина ХVIII в.). Магадан, 1983.

Чучунаа — легендарный дикий человек, образ которого создан в мифах северных якутов. Обитает в гористых непроходимых местах. Одинокий великан, волосатый, с огромными руками и ступнями. Владеет луком. Похищает женщин и сожительствует с ними.

Исследователи полагают, что в основе этой легенды лежат действительные события. Нередко чукчи, эскимосы, коряки во время рискованной весенней морской охоты оказывались в ледяном плену. Льды, отрываемые ветром, несли их на Запад. Иногда течением их прибивало к побережью Якутии. Чудом спасшиеся охотники не могли вернуться к сородичам, считавшим их погибшими. Голод заставлял их подбираться к стойбищам, красть еду и необходимые припасы. Вот об этих людях, вероятно, и повествовали тундровые легенды, называя их Чучунаа —дикими людьми.
Литература:
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы якутов. Ч. 1. М.—Л., 1960;
Гурович И.С. Таинственный Чучуна. М., 1975

Эллэй Боотур - по преданиям первопредок якутов. По одним вариантам преданий Эллэй Боотур представлен выходцем из татарских племен, убежавшим на север от преследований владыки его племени или от жестокой долгой войны. По другим, он убежал, спасая своего престарелого отца от смерти. В преданиях подчеркивается глубокая нравственность Эллэя Боотура, его любовь к отцу, уважение к советам старика, сметливость. Он точно выполняет его заветы. Эллэй Боотур по прибытию к Омоҕой Баю поступает в работники и своим трудолюбием и поведением заслуживает уважение патриарха, который предлагает ему жениться на одной из его дочерей. Эллэй Боотур по чудесным приметам избирает своей женой нелюбимую, некрасивую дочь Омоҕоя. С этого момента противопоставляются в преданиях характерные черты образов Омоҕой Бая и Эллэя Боотура. Эллэй Боотур — новатор, культурный герой, основавший традиционное скотоводческое хозяйство якутов, создавший материальные ценности вплоть до домашней утвари. Эллэй Боотур — основатель праздника ыһыах, на котором впервые из якутов произнес моление-алгыс к высшим божествам. В некоторых преданиях утверждается, что Эллэй Боотур живым вознесся на небеса и что он был сыном Үрүн- Айыы Тойона.
Литература:
Худяков И.А. Краткое описание Верхоянского округа. Л., 1969;
Боло С.И. Прошлое якутов до прихода русских на Лену. М.— Якутск, 1938;
Эргис Г.У. Исторические предания и рассказы якутов. М.— Л 1960;
Эргис г.у. Очерки по якутскому фольклору. М., 1974;
Ксенофонтов Г. В. Эллэйада. М., 1977.